Опубликовано

Размышления шестиногого осьминога.

В коробке было пыльно и душно. Пыль нещадно щекотала его незакрываемые глазки и набивалась в каждый стежок текстильных боков, обволакивая все вокруг… Коробка, ставшая для него на долгие годы уютным и тесно населенным домом, давно стала привычной и родной. Скучной. Единственным развлечением для жителей гофро- коммуналки стал солнечный луч, пробивавшийся в маленькое отверстие крыши чердака. Он перемещался неслышно по окружающему полумраку, подсвечивая временами неясные очертания стропил и целые клубы взлетевших в воздух микроскопических звездочек. Но все эти неудобства не могли отвлечь его от серьезных размышлений о высоком. Мысли его были легки, невесомы… Медленно проплывая в его сознании они заполняли целиком его сатиновое существо. Это было приятно. Он чувствовал себя мыслителем, философом, не меньше! И каждая из его шести лап начинали тихонько покачиваться в такт проплывающим волнам размышлений. Звали его Небывает. Надо сказать, имени у него не было, но это слово «не бывает» , он слышал чаще всего, особенно когда был еще молод.

Интересно,- думал шестилапый осьминог,- откуда появляется память? Этот вопрос занимал его все больше. Как же так получается, что тебя еще вроде бы и нет…. а твоя память уже есть! Он прекрасно помнил, что когда-то давно, когда ни лап, ни головы у него еще не было, а были пуговицы и рукава, его впервые взяли 2 взрослые руки и отдали другой паре рук, поменьше, в ответ на стенания и детские вопли. И вот тогда для него началось волшебство превращения! Он наблюдал как будто со стороны, как на листах бумаги то появлялись, то исчезали карандашные линии, потом снова и снова… И вот, уже раскроена его будущая модная шкурка, и маленькие пальчики цепко зажав между собой какую-то сверкающую молнию уже нещадно прокалывают ее, методично скрепляя части между собой… Ватин… Плотно набитые бока уже не похожи на лоскуток… Да! Он уже похож на себя! И вот уже бумажные глазки широко раскрылись и глядят вокруг… И бумажный рот расплылся в улыбке, обнажив пару белоснежных зубов…

-Фуф! ПРИВЕТ!,- и именно тогда, в тот момент, он услышал впервые от пары взрослых рук свое имя!,- Не бывает!

После этого он довольно часто его слышал от разных, больших и маленьких, пухлых и худеньких, гладких и морщинистых рук, но КАЖДЫЙ РАЗ! чувствовал как чуть ощутимо вздрагивают и слегка холодеют от возмущения именно те, самые родные, самые первые детские ручонки, прижимающие его к груди с такой заботой и нежностью.

Шли годы, годы счастья, годы дружбы и заботы, маленькие ручки выросли и на долгое время исчезли из его жизни. А его темным домом стала большая коробка в темной кладовой в доме старших рук… И вот наступил день большого путешествия. Взрослые руки забрали гофро- дом вместе со всеми жителями и отправили в чудесный удивительный новый мир под названием Сад.

Там воздух чист и свеж… Там звезды так прозрачны…

Временами в гости к обитателям гофро- коммуналки приезжали 2 совсем маленькие ручки, но потом и они подросли и показывались редко. А время неумолимо шло, осьминог взрослел, мудрел … И вот пришла смена еще двух пар малюсеньких ручонок, которые норовили потискать, проковырять побольше дырочку в текстильном боку Небывает, а порой и просто покусать его своими маленькими острыми зубками и намочить розовым влажным языком. И все испытания он безропотно сносил, даже когда его бумажный рот был безжалостно откушен он не проронил ни звука… И снова летело быстрокрылое время. Воспоминания росли и спрессовывались в невидимые пласты, порой напоминая о себе.

Память… Она его ни разу не подводила. Зима в этом чудесном мире такая длинная! Как раз чтобы все-все картинки воспоминаний очистить от пыли и сложить стопочкой в идеальном порядке. И вот однажды, на 31 году его игрушечной жизни,к концу лета, когда подходил новый сезон уборки воспоминаний, случилось… Хотя, давайте вспомним по порядку. И откроем сезон уборки воспоминаний досрочно!

Вот чуть слышно зазвенело-завибрировало где-то внизу , в самом доме. А после этого распахнулся люк чердака… и… Память, никогда его не подводившая до этого дня, нарушая бережно возведенную стопочку воспоминаний, стала выхватывать картинки наугад и подсовывать по его несуществующий нос! Его, старенького, потрепанного, безротого осьминога с дырочкой в боку и торчащим из нее ватином, вытащили из привычно скучного мирка коробки…

Да-да! Это та самая взрослая пара рук, что назвала его таким необычным для осьминога именем! И вот, он уже величаво сидит на диване.

— Но что же дальше?,- думал Небывает озираясь вокруг.

— Дальше?- прошептала память… И вот уже его подхватила пара рук, что ковыряла дырочку… Еще одна картинка выдернута из стопки. И вот его уже везут в новое путешествие, но куда?

Новая картинка, как будто это было вчера… Ловкие детские пальчики, что скрепляли его бока блестящей штуковиной, похожей на молнию… Прошло столько лет, но он узнал их! Узнал!

-Привет!,- сказали пальцы,- Да, время тебя не щадило.

-Должно быть, я умираю,- грустно догадался осьминог. Он где-то слышал, что когда приходит момент последнего воспоминания, вся жизнь пролетает перед глазами обрывками картинок.

-Поживешь еще!,- успокоили его пальцы,- теперь уж мы точно знаем что нужно делать!,-И они ловко подхватили его под лапки и… Снова! Это происходит снова! Волшебство!

И вот уже шкурка пуста, выстирана ароматным мылом и просушена… И снова молния между пальцев мелькает, но как будто быстрее… Словно это и правда молния. Бока наполнены чем-то мягким и пушисто-невесомым. Синте- синте- синте- ПУХОМ! У Небывает от счастья засвербило в несуществующем носу. Он готов был расплакаться от счастья. А картинки все мелькали у него перед глазами…

-Как они это делают?- думал осьминог,- их всего пара! Их всего две! У меня вон шесть, но за всю жизнь я не научился сделать даже самого малюсенького чуда…,- его глаза сияли, светились от счастья! Это были те самые глаза, которыми он столько увидел за эти годы! Но как будто посвежевшие, молодые! А новенький двузубый рот расплывался в улыбке, — ФУФ! МЫ СНОВА ВМЕСТЕ!

Автор Кузнецова Людмила.

 

 

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!

Добавить комментарий